May 8, 2017

Южная Африка

Нет, в Южную Африку я не ездил. Ни в коем случае. Может, во времена безжалостного апартеида туда и можно было ехать, но сейчас только оттуда.

На работе я периодически встречаю людей из этой страны. Собственно, когда я только начал работать, главный директор был оттуда. На этой неделе начальник моего продукта приехал из Новой Зеландии в Сидней. И как-то разговор зашёл о его Южноафриканской родине.

 


Очень кратко, страна с интересной и незавидной историей. Белые колонизаторы за 18 — 20 века сделали страну не только самой процветающей в Африке, но практически приблизили её к европейским странам. Точнее сказать, белое население достигло европейских стандартов. Даже сейчас, больше по старой памяти, страна где-то участвуют, где-то спрашивают её мнение.

Страна — олицетворение лопнувшего мыльного пузыря. Не последнюю роль сыграл апартеид. То есть расизм, закреплённый на законодательном уровне. Почти 50 лет до 1994 года чёрное население было урезано в правах по самое не хочу. Ограничения на работу, на образование, на смешанные браки, на медицину, на передвижение. Даже гражданства не было. Фактически, узаконенное рабство… Это с одной стороны. Со стороны за которую ЮАР осуждало мировое сообщество, за которую другие страны накладывали санкции. А с другой стороны, эти бесправные рабы жили гораздо лучше, чем 99% негров в остальной Африке. Конечно, по сравнению с белыми в ЮАР — нищенствовали, но…

В общем, в конце 20 века колониальное бремя было сброшено, оковы скинуты. Небезызвестный Нельсон Мандела стал первым чернокожим президентом. И… страна семимильными шагами стала приближаться и даже стремительно падать к уровню других африканских стран. Продолжительность жизни упала до 50 лет, заражённость спидом — самая высокая в мире, миллионы бесконтрольных мигрантов из совсем уж диких африканских стран, благосостояние катится только вниз, преступность зашкаливает. Конечно, появилась прослойка богатых чёрных и бедных белых, но средний уровень и чёрных и белых пока лишь идёт вниз. Причём расовая политика развернулась на 180 градусов. Белых на работу можно принимать лишь по очень строгим ограничивающим квотам. Странно, что ещё не все белые иммигрировали.

Почему там случилось? Вероятно, передержали апартеид и слишком сильно закрутили сегрегацию. И слишком резко произошла смена. Человеколюбы из развитых стран тоже оказали медвежью услугу ускоряя процесс. Это как выпустить кур на волю в лес. Куры порадуются день-два, но съедят их быстрее, чем в курятнике.

 



Да, давно хотел почитать историю этой страны алмазов, запутанной истории и поставщицы белых мигрантов в другие страны. Пример моего коллеги совсем печален. Самое тяжёлое сейчас в ЮАР — быть белым. Лучше всего быть негром. Но он — смесь. Слишком белый для чёрных, слишком чёрный для белых. Соответственно, льгот, как у негров нет, а белые своим тоже не считают. Даже азиатами, а их там тоже немало, быть лучше.

Конечно, ответ на вопрос, не хочется ли ему обратно — ни в коем случае. Разрыв между чернокожим населением ЮАР и людьми в развитых странах настолько велик, что ему даже с родителями трудно общаться.

Первый вопрос, который они задают по поводу соотечественников – белый или чёрный. В этом я мог убедиться сам. Коллега звонил жене, рассказывал, что одна из женщин у нас — тоже из ЮАР. Первый вопрос жены — белая? Да… Тогда понятно. Одна из причин предвзятости к белым оттуда в том, что на родине они к чёрным или цветным относились как к третьему сорту, а в иммиграции — сразу в друзья и сама благожелательность.

 


Лично мне в истории этой страны напрашиваются параллели с другими странами.

Отчасти с Россией начала 20 века. С большевистскими принципами всё отнять и поделить. Многое один в один, но времена были другие и всё-таки разница между дремучим крестьянином и зажиточным кулаком была намного меньше, чем между между чёрным и белым в ЮАР.

Отчасти с колонизацией Северной Америки, Австралии или Новой Зеландии. Но тут большинство местного населения истребили и оставшиеся 1-10% уже никогда не будут главенствовать.

И ещё мне нравится, что в мультирасовом котле, вроде Австралии, можно периодически общаться с “другими” людьми. Из других стран, из других рас. Как-то я уже привыкаю чувствовать себя человеком земли, без особой привязки к расово национальной идентичности.

No comments:

Post a Comment